“Король бездорожья” – легендарный ЗиЛ-157

Представители старшего поколения помнят, что в 50-е и 60-е годы на дорогах было очень много грузовиков, едва ли не больше, чем легковых автомобилей. В детстве я очень любил стоять и наблюдать за ними. Но вот больше всего мне почему-то нравился ЗИЛ-164. Уж не знаю, чем он завоевал моё сердце. Может, своими формами, которые к концу 60-х были уже сильно устаревшими. Грузовик выглядел архаично, но как раз в этом был особый шарм. Мне нравилась его скруглённая облицовка, большие выпуклые уши-крылья, установленные на кронштейнах фары. И что-то в нём было ещё…

Вот отрывок из беседы Льва Шугурова с известным автомобильным инженером Валерием Николаевичем Беляевым:
– Но чем же он так хорош, Валерьниколаич: и руль тяжёлый, и вентиляция дрянь, и отопителя нет –  зимой в кабине всегда холодрыга?
– Он, знаешь ли, не только внешне сурово-благородный, но и по всей конструкции такой же. Ты здание Центрального телеграфа, конечно, знаешь – его строил Иван Иванович Рерберг, потомок датского корабела. Вот всё в нём есть, как в “ЗИС-полтораста”: аскетичность и рационализм, необычность и традиционность, свои неудобства и свои достоинства.

Существовала у этого грузовика очень интересная модификация, пережившая своего прародителя на 30 лет. Это был знаменитый грузовик ЗиЛ-157, обладавший уникальной проходимостью и называемый водителями королём бездорожья. Он мне всегда нравился внешне. Плоские крылья, удлинённый буфер, за которым пряталась лебёдка, симпатичные и изящные колёса с шинами 12.00Х18 дюймов – всё это придавало автомобилю исключительно рациональный и спартанский вид, как и подобает грузовику повышенной проходимости.

В 1991 году судьба напрямую свела меня с этим замечательным грузовиком. Мне предложили принять участие в переделке ЗиЛ-157. На него вместо родного двигателя установили V-образный шестицилиндровый дизель ЯМЗ-КАЗ-642 (модификация “КамАЗовского”) со сцеплением и “КамАЗовской” коробкой передач. Это была модификация ЗиЛ-157КГ с экранированной системой электрооборудования. Экранировалась не только система зажигания, но и другие цепи, содержащие контакты (датчики температуры воды и давления масла). V–образный шестицилиндровый дизель довольно неплохо стал вместо родной рядной бензиновой “шестёрки”, только тяговое реле стартера оказалось расположено очень близко к лонжерону рамы. С коробкой передач тоже особых проблем не было, пришлось лишь немного доработать карданный вал. Правда, пневмоусилитель привода сцепления не установили, и усилие на педали сцепления было неимоверным. Дизель, хоть и превосходил в полтора раза по мощности родной двигатель, был заметно шумнее и хуже уравновешен. И я затосковал по родной нижнеклапанной “шестёрке”… Об этом двигателе, а также вообще о конструкции этого грузовика мне бы хотелось рассказать подробнее.

Выпуск ЗиЛ-157 был начат в 1958 году. Основное его отличие от предшественника десятилетней давности ЗиС-151 заключалось в наличии односкатных колёс с централизованной системой регулирования давления в шинах (СРД). ЗиС-151, как и “Студебеккер”, по образцу которого он был создан, имел обычные двускатные колёса сзади и односкатные спереди, что отрицательно сказывалось на проходимости. Конструкторы давно предлагали применить для автомобилей повышенной проходимости односкатные колёса. Так было сделано на ГАЗ-63. Но особенно преимущества этой схемы проявлялись именно при использовании СРД. Впервые такое решение было применено на большом плавающем автомобиле ЗиС-485 (БАВ).

В своё время известный автомобильный конструктор Виталий Андреевич Грачёв обратился к маршалу Жукову с письмом, в котором описывал преимущества СРД и ратовал за скорейшее её внедрение в армейскую военную технику. Маршал ознакомился с доводами сторонников и противников новой системы и распорядился провести сравнительные испытания различных типов вездеходов. Их назначили на лето 1954 года. Вот как описывает это событие один из участников (взято из книги Ю.Г. Алексеева “Люди и автомобили”, 1990):
«Около тридцати лет прошло с тех пор… Может, что и забыл. Место мы выбрали неподалёку от „минки“, но такое — будто в тундре или где среди болот полесских. Прямо от просёлка — кочки, топь километра на полтора. Все собрались в восемь ноль-ноль. На обочине выстроили ЗИС-151 —двухскатный: без подкачки, БТР-152 — односкатный без подкачки, БТР-152В — с подкачкой, ЗИС-1211 и ГАЗ-63— без подкачки односкатные. Еще опытный образец ЗИСа и плавающая машина Грачёва — обе односкатные и с подкачкой. Может, еще какие были — наверняка не скажу. Присутствовали Грачёв, наши офицеры, народ с заводов, из Автопрома.

Ровно в девять ноль-ноль около нас затормозил ЗИС-110. Из него вышел Жуков. Дал команду: „Начинать!“ В кабину каждой машины рядом с водителем сел офицер. Контролёры. Машины сползли с проселочной насыпи и двинули по болоту. Первым, метров через сто, завяз „сто пятьдесят первый“. Следом, через пару минут, и „шестьдесят третий“ сел… В общем, ещё через немного на болоте нашем стало, как на Курской дуге — влипло полтора десятка машин, как мухи в варенье. Издали вижу, офицеры в кабинах. волнуются. Руками машут — водителей стимулируют. Но куда там! Все крепенько сидят. А „зисок“ односкатный с подкачкой, БТР-В и амфибия грачёвская, все давление сбросили — и ползут потихонечку. Круг сделали и на дорогу выбрались. Жуков за всем наблюдал молча. А когда три машины вернулись, пожелал сам по болоту проехаться. Ему дали кожаную куртку. Он накинул её поверх кителя, забрался в БТР-В и махнул рукой. Водитель аккуратненько его провёз в объезд засевших „вездеходов“ и прямо к ЗИСу подкатил.
– В октябре маневры Белорусского округа,- говорит Жуков. – Чтобы десять таких машин у меня на маневрах были.
— Да что вы, Георгий Константинович,— отвечают ему автопромовцы, – У нас всего два экземпляра опытных. Еще восемь за три месяца сделать не успеем…
— Ничего не знаю,— оборвал их маршал.—Если машин не будет – сниму военные заказы.
Сел на заднее сиденье ЗИСа и уехал.

Конечно, десять БТРов вышли в срок на маневры и показали себя отлично. Заодно бесповоротно решился вопрос в пользу односкатных колес. С тех пор такими колёсами стали оснащаться все военные машины повышенной проходимости. А большинство из них — и системами централизованной регулировки давления в шинах, которая за несколько лет не только была освоена в массовом производстве и эксплуатации, но и значительно усовершенствована по сравнению с первыми опытными образцами.

Да, благодаря СРД грузовик действительно обладал уникальной проходимостью. Чем же ещё был интересен этот автомобиль?

Начнём с двигателя. Этот рядный, шестицилиндровый нижнеклапанный мотор представлял собой модернизированный вариант двигателя ЗиС-120, который устанавливали после войны на грузовики ЗиС-150. В свою очередь, это было развитие двигателя ЗиС-5, который, как известно, происходил от американского Джи-Эм-Си. Об американском происхождении свидетельствуют размеры: диаметр цилиндра 101,6мм, ход поршня 114,3мм (4 и 4,5 дюйма соответственно). У этого двигателя было множество модификаций, отличающихся степенью сжатия, фазами газораспределения, головками цилиндров (чугунная или алюминиевая), карбюраторами. ЗиЛ-157 оснащали только двухкамерными карбюраторами, обеспечивающими большую мощность. Конструкция двигателя была достаточно традиционной для тех лет. Система охлаждения – закрытого типа (без расширительного бачка), термостат в головке цилиндров. Система смазки с плавающим маслоприёмником и фильтрами грубой и тонкой очистки масла (они располагались рядом). Рядная нижнеклапанная “шестёрка” отличалась плавной и бесшумной работой. Как-то, ещё в детстве, я стоял возле работающего двигателя грузовика со стороны, где меньше был слышен шум выхлопа, и был удивлён почти полным отсутствием шума и вибрации. Казалось, лишь вентилятор и трепещущиеся ремни выдают его работу…

В середине 70-х годов двигатель подвергся модернизации. Был уменьшен со 101,6 до 100мм диаметр цилиндров, что позволило применять поршневые кольца от ЗиЛ-130. От этого двигателя также использовались поршневые пальцы, термостат, ограничитель оборотов. Карбюратор К-88АЖ также являлся модификацией карбюратора 130-го.

Система смазки получила центробежный полнопоточный масляный фильтр. Здесь следует заметить, что впервые центрифуга для очистки масла появилась в 1958 году на УралЗиС-355М, двигатель которого имел схожую конструкцию, поскольку тоже происходил от ЗиС-5.
Модернизированные двигатели ЗиЛ-157Д ставили и на некоторые модификации ЗиЛ-130, предназначенные для работы без прицепа.

Трансмиссия. До 1961 года на ЗиЛ-157, как и на ЗиЛ-164, устанавливали двухдисковое сцепление и пятиступенчатую коробку передач без синхронизаторов, с повышающей пятой передачей. Затем перешли на более простое однодисковое сцепление и коробку передач типа ЗиЛ-130 с синхронизаторами на четырёх высших передачах и прямой пятой передачей. Чтобы скомпенсировать это изменение передаточного числа, на ЗиЛ-164 уменьшили передаточное число главной передачи. А на ЗиЛ-157 такого же эффекта достигли за счёт уменьшения передаточных чисел раздаточной коробки. Главные же передачи, использованные от ГАЗ-51 с передаточным числом 6,67, были сохранены. Хотя конструкции кожухов полуосей и самих полуосей отличались от аналогичных узлов ГАЗ-51.

Рулевой механизм – червяк-ролик, с передаточным числом 23,5. Усилителя не было. Этот рулевой механизм использовался и на автобусах ЛАЗ.
Тормоза. ЗиЛ-157 имел пневматический привод тормозов. Вначале компрессор охлаждался воздухом. Затем применили компрессор с водяным охлаждением. И дисковый стояночный тормоз был заменён барабанным. Как и на базовом ЗиЛ-164. После всех этих изменений в 1961 году базовый грузовик получил индекс 164А. А ЗиЛ-157 стал ЗиЛ-157К.

Электрооборудование ЗиЛ 157 было очень простым: генератор постоянного тока, трёхэлементный реле-регулятор, стартер с ножным приводом. Для включения служила специальная педаль. Прерыватель указателей поворота имел всего два вывода. Замок зажигания предельно простой, на два положения (включено – выключено). Переключатель света фар – ножной. Аккумуляторных батарей было две 6-вольтовых, соединённых последовательно. Обозначались они 3-СТ-84.
На двигатель ЗиЛ-157Д уже стали устанавливать генератор переменного тока. Автомобили с этим двигателем получили индекс 157КД.

Интерьер кабины ЗиЛ-157 отличался от интерьера ЗиЛ-164. Во-первых, стояли дополнительные рычаги включения переднего моста, управления раздаточной коробкой, включения лебёдки. Во-вторых, манометров было два. Помимо контроля давления в тормозной системе существовал и контроль давления в СРД. Под панелью приборов располагались вентили для подачи воздуха к колёсам.

Как мы видим, грузовик был очень прост по своему устройству. Не было даже усилителя руля. Но именно своей простотой, аскетизмом и рациональностью он и подкупал. Простейший нижнеклапанный двигатель обладал хорошей тягой на “низах”. В сочетании с односкатными колёсами, имеющими 18-дюймовые шины низкого давления с СРД, это обеспечивало грузовику отменную проходимость. Говорят, на сохранении его выпуска после снятия с производства в середине 60-х ЗиЛ-164 настояли военные. Возможно, не последнюю роль здесь сыграла его простая и изящная внешность. Спартанские сурово-благородные черты как нельзя лучше соответствовали имиджу военного грузовика. Серийный выпуск грузовика на Уральском филиале ЗиЛа продолжался до 1992 года. Но потом ещё два года его собирали на авторемонтных заводах. Таким образом, он пережил своего прародителя ЗиЛ-164 на 30 лет. И если ЗиЛ-164 я не встречал на дорогах тоже примерно лет тридцать, то ЗиЛ-157 изредка ещё попадается, вызывая своим простым благородным видом бурю эмоций.

А  дизель ЯМЗ-КАЗ-642 так и не прижился на том ЗиЛ-157 и был впоследствии снят. Думаю, в этом есть что-то знаковое…

автор: Михаил Данилов

Это интересно:

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.